antbiotiki

ЕЭК напоминает, что государственный контроль за остатками антибиотиков в пищевой продукции животного происхождения по-прежнему действует, и с 14 августа уполномоченные органы могут применять меры ограничительного характера в том случае, если антибиотики выявлены в количествах, превышающих те, что вошли в перечень, и только при использовании методов исследований, вошедших в перечень.

14 августа в России вступают в силу новые правила, касающиеся норм содержания антибиотиков в непереработанной животноводческой продукции. Под ограничения попадают более 70 лекарственных веществ, активно применяемых в животноводческих хозяйствах.

Решение № 28 Коллегии Евразийской экономической комиссии «О максимально допустимых уровнях остатков ветеринарных лекарств, которые могут содержаться в непереработанных продуктах животного происхождения» официально начинает действовать с 14 августа нынешнего года, спустя полгода после принятия решения чиновниками Евразийского экономического союза. Предполагается, что на содержание лекарств теперь нужно будет проверять каждую партию сырого молока, яиц, мяса, выходящую из каждого сельхозпредприятия. Кто будет это делать и есть ли технические возможности для такого тотального контроля у переработчиков и государственных контролёров?

Прежняя версия Техрегламента «О безопасности пищевой продукции» требовала контролировать всего шесть групп антибиотиков, применяемых в животноводстве: левомицетин, тетрациклины, стрептомицин, пенициллин для молока, также гризин и бацитрацин. В новом документе этот перечень расширен до 72 препаратов и фармакологически активных веществ. На все эти препараты установлены максимально допустимые нормы остатков, которые могут быть обнаружены ветеринарно-санитарными экспертизами при поступлении сырья на перерабатывающие предприятия.

В пункте 2 решения говорится, что максимально допустимые уровни остатков ветеринарных лекарственных средств контролируются, во-первых, изготовителем (поставщиком) сырья в случае, если животные на ферме получают антибиотики, во-вторых, переработчиками и, в-третьих, государственным надзором. В сопроводительных документах на сырое молоко, мясо и яйца теперь необходимо будет указывать наименование лекарственного средства, дату его последнего применения для животного и подтверждение сроков его выведения из организма животного, чтобы исключить его попадание в готовую мясную или молочную продукцию. Отдельным приложением опубликован и специальный Перечень методов исследования продуктов животноводства на антибиотики.

Новые правила уже в момент своего появления полгода назад вызвали протесты со стороны влиятельных отраслевых лоббистских организаций, таких как Национальная мясная ассоциация и Союзмолоко. Эксперты, представляющие эти организации, заявляют, что ни переработчики молока и мяса, ни органы ветеринарного контроля технически пока не готовы к столь всеобъемлющим, сложным и дорогостоящим экспертизам: не разработаны методы экспресс-оценки содержания многих лекарств, не проведены клинические испытания сроков вывода препаратов из организма животных, нет оборудования и квалифицированных лаборантов для такой работы.

Против документа в его нынешнем виде выступил и Россельхознадзор. По словам руководителя пресс-службы ведомства Юлии Мелано, причина заключается в том, что «данный документ новый и не до конца проработанный. В частности, все те ошибки, которые были в Техрегламенте в части максимально допустимых уровней содержания антибиотиков и других опасных веществ, перешли и в решение коллегии ЕЭК». В то же время саму идею о расширении перечня контролируемых ветпрепаратов ведомство поддерживает. «Все препараты, которые в решение включены, опасны для здоровья человека», — отметила Мелано, добавив, что Россельхознадзор направил в ЕЭК письмо с просьбой пересмотреть, отменить либо перенести сроки и доработать документ.

В свою очередь, руководитель ФГБУ «Федеральный научный центр пищевых систем имени Горбатова» РАН Оксана Кузнецова указала, что для шести групп антибиотиков, указанных в новом перечне, сегодня вообще не существует каких-либо официально утверждённых методов выявления и контроля, а потому их невозможно нормировать: запрет на превышение содержания вещества в молоке и мясе есть, а проверить это никак нельзя.

Действительно, в прилагаемом к документу Перечне ветпрепаратов напротив некоторых лекарств, таких как имидокарб, клавулановая кислота, рифаксимин, в графе «Методика выявления» стоит прочерк, а в сноске пишется, что «контроль осуществляется с момента утверждения методики (метода)».

30 июля разработчик новых правил Евразийская экономическая комиссия выпустила пояснительную записку, касающуюся принципов реализации своего решения об антибиотиках в животноводческом сырье. В частности, особо указывается, что «Перечень не обязывает осуществлять производственный контроль на наличие всех включенных в него ветеринарных лекарственных средств. Он лишь дает возможность реализовывать подход, основанный на оценке рисков: получая информацию от поставщика сырья животного происхождения о применявшихся им антибиотиках, переработчик может проверить (если сочтет это необходимым и когда сочтет это необходимым) поступающее сырье на наличие остатков именно этих антибиотиков».

Между тем ЕЭК напоминает, что государственный контроль за остатками антибиотиков в пищевой продукции животного происхождения по-прежнему действует, и с 14 августа уполномоченные органы могут применять меры ограничительного характера в том случае, если антибиотики выявлены в количествах, превышающих те, что вошли в перечень, и только при использовании методов исследований, вошедших в перечень.

Также ЕЭК особо отмечает, что решение Коллегии об антибиотиках «является лишь промежуточным этапом в урегулировании вопроса по контролю за остатками ветеринарных лекарственных средств в пищевой продукции животного происхождения, и комиссия продолжает свою работу в данном направлении».

В начале августа прошлого года глава Россельхознадзора Сергей Данкверт заявил, что ведомство будет планомерно усиливать контроль за содержанием антибиотиков в мясной продукции российских производителей. Это будет сделано с целью снижения резистентности к лекарственным препаратам у бактерий. Нарастающая устойчивость многих инфекций человека к антибиотикам вызывает большую тревогу у медиков во всём мире. В последние годы появляется всё больше научных исследований, где одной из главных причин резистентности бактерий называются массовое применение антибиотиков в животноводстве и последующее попадание этих препаратов в готовые продукты питания.

Как считает Данкверт, необходимо вернуться к рецептурной электронной системе выписки антибиотиков, используемых в ветеринарии. «В электронном виде все должно фиксироваться, должна быть вся прослеживаемость - кто ввез, кто выписал, кто использовал, — сказал он. — Сейчас все хотят это скрыть, в том числе первые — молочники, которые не хотят электронной сертификации, а значит, они не хотят электронных анализов, а значит, не хотят и выявления использования антибиотиков.»

Похожий путь усиления контроля уже прошла, кстати, Беларусь, где, по мнению большинства экспертов отрасли, законодательная база в отношении мониторинга содержания антибиотиков и других лекарственных препаратов в животноводческой продукции более совершенна. В 2011 году, когда белорусская сельхозпродукция начала поставляться на экспорт в страны ЕС (где запреты на содержание остатков лекарств в пище очень жёсткие), правительство республики выпустило специальное постановление, которое полностью запрещает белорусским животноводам использовать при производстве животноводческой продукции на экспорт многие популярные препараты, такие как дифлоксацин, оксолиновая кислота, и т. д.

Учитывая то, что российские власти объявили приоритетным направлением развития АПК на ближайшие годы экспорт сельхозпродукции, жёсткий, если не «драконовский», контроль за применением антибиотиков в отечественном животноводстве вскоре будет установлен. Пока у государства не хватает средств и возможностей его наладить, но это не означает, что данные средства и возможности не появятся в ближайшее время, например, через год-два. Вот тут-то принятый, казалось бы, слишком рано документ ЕЭК и сработает в полную силу и существенно поменяет правила игры в технологической «кухне» российского животноводства.

П. БЕРЕЗИН (predsedatel-apk.ru)