Глава Сингенты, крупнейшего мирового производителя пестицидов, говорит, что отказ от агротехнологий может иметь серьезные последствия на следующие 20 лет.
Damian Carrington, ( @dpcarrington). Базель. Приводится с сокращениями.

07s1

На фото: фермер вскрывает мешок семян кукурузы производства Syngenta AG для загрузки в сеялку в штате Иллинойс, США. Фото агентства Bloomberg.

Мир может столкнуться с нехваткой продовольствия уже через 20 лет, если блокировать применение пестицидов и ГМО, - таково мнение главы крупнейшего производителя пестицидов.
Эрик Фирвальд, Главный Исполнительный Директор Сингенты, также добавил, что технологии производства продуктов на меньшей площади почвы жизненно важно с точки зрения изменения климата, и лучший фокус контроля будет вести к тому, что фермеры всего мира в будущем будут использовать пестициды в меньшем объеме.

Полномасштабное применение пестицидов все больше и больше попадает под давление из-за своего отрицательного воздействия на пчел и другую дикую природу, что становится все более очевидным. Евросоюз отменил инсектициды на основе некотиноидов в апреле, а в ноябре дали менее короткий срок использования, чем ожидалось, гербицидам на основе глифосата.

В своем интервью газете «Гардиан» Фирвальд сказал, что сознательный уход от агротехнологий будет иметь серьезные последствия, - в свете ожидаемого роста населения на 1,5 млрд человек к 2050 году, и глобальное потепление продолжает нарастать.

“Если мы не будем более открыты к технологиям, помогающим накормить мир с меньшим выбросом тепличных газов, я полагаю, у нас будет возникать проблемы с наличием питания, а климат от сельского хозяйства будет становиться только хуже,” – говорит он. “Возможно, что пройдет 10-20 лет, и вопрос питания для мира станет важным.”

Необходимость в пестицидах подвергается сомнению в серии недавних отчетов, а исследование Евросоюза назвало идею того, что пестициды жизненно важны для мира, мифом. Также одно научное исследование показало, что много хозяйств могут отказаться от пестицидов без потерь, а другое исследование шло с предупреждением, что использование пестицидов в промышленных масштабах нельзя считать безопасным. Фирвальд не согласен, но утверждает, что хозяйства будут использовать меньше пестицидов в будущем: “Это абсолютно точно, что они будут применять их, и по новым технологиям, - более фокусно. Цифровая технология принесет на вооружение точное земледелие, в рамках которого будет сильнее обработка сорняков, насекомых и болезней.

“Мы верим в жесткое регулирование применения пестицидов, но необходимо, чтобы оно было научно-обоснованным, и контролирующие органы должны быть независимы», говорит Фирвальд. “Если они примут решение, что продукт не годится, мы полностью примем решение и будем продолжать работу.”

Однако, Фирвальд назвал запрет Евросоюзом некотиноидов компании «Сингента» «очень политическим» и ненаучным. Сингента одолела гору юридической работы, опротестовывая то, как решение принималось: “Мы не анти-демократичны, но при демократии у контролирующих органов еще больше работы.” Тем не менее, он согласен, что публичное доверие к пестицидам – это проблема. “Я думаю, что это вопрос доверия. Я думаю, нам нужно больше слушать, более вовлекать.”

Сингента подвергалась критике за продажу пестицидов, давно находящихся под запретом в Европе, например, паракват и атразин, в других частях мира. Но Фирвальд заявляет, что они остаются разрешенными в таких странах с «очень высокими стандартами», как Бразилия и США.

Сингента – это также и крупный производитель семян, но отказалась от предложения ГМО в Европе, где публичная оппозиция в этом вопросе остается высокой. “Это то направление, в котором мы даже и не пытаемся дальше идти,” говорит Фирвальд. Последствия для Евросоюза из-за отказа от этой технологии – будут в том, что он станет чистым импортером продуктов питания», - говорит он. “Выход аграрного производства не будет поспевать за остальным миром.”

Китайское правительство купило Сингенту год назад, через государственную компанию Кемчайна. В это же время произошли слияния других крупных семенных и пестицидных компаний: Байер и Монсанто, Дау и Дюпон.

Эти сделки сконцентрировали порядка 2\3 мировых продаж семян и производства пестицидов в ведении очень малочисленных бизнес-объединений. Но Фирвальд говорит, что людям не следует беспокоиться, потому что контролирующие организации потребовали продажи ряда подразделений до завершения сделок по слиянию: “Я полагаю, что очень активная конкуренция останется. Мы очень привержены делу предоставления хозяйствам права выбора конкурентных продуктов.”

SYT 3

Справа налево: Будущий директор от Китая Chen Hongbo, вице-президент китайской национальной химической корпорации Robert Lu, председатель Ren Jianxin, бывший вице-президент Сингенты Michel Demare и Исполнительный директор Эрик Фирвальд (справа) на пресс-конференции в 2017, после завершения сделки приобретения компании Кемчайна.

Китай, составляющий 21% мирового населения, и обладающий лишь 6% обрабатываемой земли, купил Сингенту, чтобы помочь своим гражданам оставаться сытыми в ближайшие десятилетия, говорит Фирвальд. “Президент Китя рос в период «Большого рывка» страны, когда имел место провал сельского хоязйства, и 35 миллионов китайцев умерли от голода. Поэтому, я думаю, что он и другие в свой период высокого руководства никогда этого не забудут. Гарантия поставок продовольствия – это большая забота для Китая.”

“Китайское правительство хотело гарантий, что мы будем продолжать инвестировать в развитие технологий, что мы собираемся способствовать абсолютно изобилию продуктов для китайского народа,” говорит он. «Китай также крупный продовольственный импортер, и поэтому также нуждается и в высокой эффективности глобального сельского хозяйства,» - говорит Фирвальд. Сельское хозяйство также должно совершенствоваться в связи с глобальным потеплением», говорит Фирвальд. Этот сектор ответственен за почти четверть всех выбросов тепличного газа, начиная с уничтожения лесов, использования удобрений и животноводства. “Как можно прекратить вырубку лесов?

Не вовлекая больше их в сельскохозяйственное производство, обходиться меньшей площадью, а это можно сделать с новыми технологиями,” говорит он, оспаривая утверждение, что органическое земледелие – «великий рыночный подход», так как оно обеспечивает низкую урожайность.

Как мир накормит себя без продолжающегося разрушения остатков окружающей среды – одно из крупнейших вопросов столетия, но согласия в ответ мало. Фирвальд говорит: “Я думаю, самое важное дело, которое мы можем сделать – это открыть обсуждение с правительством, неправительственными организациями, продовольственными компаниями, потребителями, сельскохозяйственным производством и сделать так, чтобы люди прислушались к том, что такое устойчивое сельское хозяйство.”

SYT 2

Фермер с фасолью из мешка производства Сингента АГ в Йоханнесбурге, Южная Африка.

Газета «Гардиан», 17 июня, 2018 г.

https://www.theguardian.com/environment/2018/jun/17/high-risk-food-shortages-pesticides-chemical-giant?CMP=share_btn_tw